|  Новости   |  Фото   |  Видео   |  События   |  Блоги   
Политика | Экономика | Общество | В мире | Город | Скандал | Криминал | Культура | Спорт | Здоровье | История | Образование | Туризм | Соседи | Происшествия | Наука | Шеф-повар АН | Досуг | 
Интервью  //  Образование  
Нам есть о чем ностальгировать…
Разговор о реформе школьного образования.
AN-Piter.ru Нам есть о чем ностальгировать…
Беседу вела Ирина Богданова // АН No. 35 (377). 11.09.2013


В канун Дня знаний наш корреспондент Ирина Богданова встретилась с доцентом, старшим научным сотрудником СПбГУ О.И. Глазуновой.

- В последние годы наше Минобрнауки, активно ориентируясь на зарубежный образовательный опыт, сокращает часы преподавания литературы в школе. Может быть, действительно, преподавание литературы – российский атавизм? И для грядущей жизни знание русской классической литературы нашей молодежи вовсе не нужно?

- К сожалению, сокращение учебных часов на уроки литературы – это только одно из звеньев в цепи печальных событий последнего времени,- Ольга Глазунова. - Я не знаю, чем руководствуются наши чиновники из Минобрнауки, продолжая выбранную некогда политику тотального заимствования. До сих пор ни в одном интервью, ни в одном документе мне не удалось обнаружить внятно изложенной точки зрения ни Владимира Филиппова, ни Андрея Фурсенко, ни Дмитрия Ливанова по этому поводу. Ради чего все это затевалось? Какова цель? Ведь очевидно, что слепое копирование чужого опыта ничем хорошим закончиться не может.

Я далека от мысли, что чиновники Минобрнауки сознательно стремятся разрушить наше образование, хотя уже многие в нашей стране воспринимают происходящее именно с этих позиций. Любые реформы – вещь чрезвычайно сложная и далеко не однозначная. Проведение их требует предельной грамотности, профессионализма и ответственности.

В Советском Союзе было много проблем, но образование, как среднее, так и высшее (я имею в виду лучшие учебные заведения страны), неизменно вызывало восхищение у западных коллег. Достаточно вспомнить, сколько ученых уехало на Запад в 80-е и 90-е годы и каких высот им удалось там достигнуть, несмотря на жесточайшую конкуренцию. Советское образование традиционно было фундаментальным, в нем удивительным образом сочетались как гуманитарная составляющая, так и энциклопедичность полученных профессиональных знаний. А что сегодня? Сокращая часы на изучение русской литературы, отдавая все силы сдаче ЕГЭ, мы плодим посредственность. И это при том, что русскую классическую литературу как изучали, так и будут изучать во всем мире с особым пиететом и уважением. Обидно, если через некоторое время у нас в стране ее будут знать хуже, чем на Западе. К этому, к сожалению, все и идет…



- Традиционное советское образование зарубежные коллеги обычно обвиняют в универсальной широте и неприспособленности к решению узких прагматичных проблем. Но Вам не кажется, что узким специалистом образованный человек может довольно быстро стать самостоятельно, если имеет основательный фундамент?

- Кто-то обвиняет, а кто-то и по-хорошему завидует. Вы правы, из большего всегда можно сделать меньшее, а вот из меньшего большее без дополнительных усилий не создать. Но дело даже не в этом. Наша главная проблема сегодня состоит не в том, какими фактами располагают школьники в рамках учебной программы (этот запас может быть разным), а в их умении думать, сопоставлять и делать правильные выводы. И здесь без фундаментального подхода к процессу обучения не обойтись.

Способность к творчеству – есть, прежде всего, способность к обобщению, к более широкому восприятию окружающего мира, и это качество не связано ни с возрастом, ни с опытом, ни с профессией. Ученый, усматривающий в цепи событий определенную закономерность, или школьник, который при решении задачи рассматривает ее как частный случай общей проблемы, демонстрируют качества творческой личности в равной степени.

Меня беспокоит, что аналитический аспект обучения в настоящее время методически не востребован в нашем школьном образовании. Здесь мы многое потеряли. И в этих потерях, прежде всего надо винить ЕГЭ с его обязательным натаскиваем на «правильные» ответы. В Интернете на Яндексе были размещены задания для подготовки к ЕГЭ по литературе. В качестве примера приведу оттуда только один вопрос: «Как называется небольшое высказывание персонажа, фраза, которую он произносит в ответ на слова другого персонажа?» Скажите, разве по тому, правильно ли ответит школьник, можно судить о его знании литературы.

Я понимаю, что составлять задания по такому предмету очень сложно: литература не Уголовный кодекс и однозначных ответов не предусматривает. Но вводить подобные тесты – значит обрекать школьников на изначальный примитивизм мышления. А потом мы удивляемся, что грамотных менеджеров и руководителей у нас днем с огнем не найти. Откуда же им взяться при таком обучении?



- Вернемся к вопросам гуманитарного образования в целом, ведь именно гуманитарные дисциплины воспитывают гражданина страны, продолжателя традиций и носителя национальной культуры, позволяют разным поколениям говорить на одном языке и понимать друг друга. Осознают ли это создатели реформы? Иногда начинаешь в этом сомневаться.

- Вы, безусловно, правы. Изучение русской литературы – это не просто галочка в школьном аттестате. Это способ воспитание личности. Можно создать специалиста любого профиля, можно обучить его самым современным технологиям и дать необходимые знания. Но личность – это понятие особое. Здесь зубрежкой и знанием формул не обойдешься. Нам повезло, что у нас есть русская классическая литература. Возможно, причина ее появления как раз и связана с теми трудностями, которые стране пришлось преодолевать на протяжении длительного времени. Без падений нет взлетов, но чтобы взлететь, нужны представления о том, что должно быть там, наверху, к чему нужно стремиться. Именно об этом говорила и говорит с нами русская литература. Если же этот диалог свести к минимуму, то все «взлеты» в нашей стране будут ассоциироваться исключительно с продвижением по карьерной лестнице.

Математика, физика, химия, биология – инструмент познания окружающей действительности; литература, история, культура, искусство – способ познания внутреннего мира человека. Не только в физическом, но и в духовном плане. Человека прежде всего интересует предел его возможностей, глубина личности и ее метафизическое предназначение. Через знакомство с произведениями художественной литературой человек открывает в себе и в окружающих что-то новое, определяет границы возможного, выявляет свои сильные и слабые стороны, чтобы понять, кто он на самом деле и на что будет способен в будущем.



- Педагогическое сообщество, как представляется, не все принимает в предлагаемой реформе образования. И вопросов у него гораздо больше, чем одобрения. Что лично Вам кажется разумным в спускаемых нововведениях, а что требует доработки? Что необходимо учесть нашим чиновникам, какие подводные камни могут внезапно напомнить о себе, на Ваш взгляд?

- Разумным кажется желание улучшить качество образования в нашей стране. Неразумным – настойчивое и ничем не обоснованное стремление приспособить его к системе образования западных стран.

Представьте, что было бы, если в свое время Сергей Павлович Королев пошел по пути использования западных наработок. Сумел бы Советский Союз первым запустить искусственный спутник Земли и человека в космос? Ответ очевиден.

А сегодня мы уже не стесняемся плестись в хвосте западных стран, называя это «модернизацией». Но какие бы красивые слова ни использовались, в таком подходе есть что-то ущербное. Разговоры о приоритете западной системы образования велись на протяжении 90-х годов, а в 2003 году при министре образования Филиппове Россия присоединилась к Болонской декларации. После чего все вузы страны были вынуждены подстраиваться под новые стандарты, фактически уничтожая то, что было наработано в течение длительного времени.

Западная система высшего образования существенно отличалась от российской, она давала возможность стать бакалавром по одной специальности, а магистратуру закончить по другой и в любом другом вузе. В результате у нас сложилась ситуация, когда вуз уже не отвечает за качество образования своих выпускников, а студент, закончивший магистратуру в России, может продолжить обучение в другой стране и совершенно по другой специальности. Немножко там поучился, немножко здесь, о том послушал и о другом – о результатах никто не думает. Если из Советского Союза на Запад уезжали уже сложившиеся специалисты, то сейчас (видимо, в силу снижения общего уровня российского образования) студенты наших вузов имеют возможность начать интеграцию уже со студенческой скамьи. Что, безусловно, существенно облегчит им жизнь на Западе, но вряд ли даст России взамен что-либо стоящее.

Начатые реформы среднего и высшего образования трещат по всем швам, напоминая здание, которое так и норовит завалиться то на один бок, то на другой. А представители Минобрнауки уверяют нас в том, что если вовремя ставить подпорки, то все будет замечательно.

Однако этим заверениям трудно поверить. По словам учителей, общий культурный уровень школьников катастрофически падает. Но это ни для кого не новость. Меня поразило другое: современные старшеклассники не только не имеют эмоционального опыта, но и не представляют, зачем он им нужен. Поэтому, наверное, и русская классическая литература остается невостребованной.

И что в итоге? Судебная хроника пестрит ужасающими фактами проявления насилия и жестокости, которые совершаются подростками и молодыми людьми с абсолютным спокойствием. А мы только руками разводим и задаемся вопросом, как такое стало возможно. С другой стороны, сами родители сегодня стараются отгородить своих чад от любых переживаний. Если дело так пойдет и дальше, в скором времени мы рискуем получить абсолютно невменяемое поколение.

Нельзя сказать, что ничего в стране не делается для того, чтобы изменить ситуацию. Однако шаги, которые мы наблюдаем, не внушают доверия. Например, введение ОРКСЭ (Основ религиозных культур и светской этики) в систему школьного обучения, мне кажется очередным «креативом» чиновников от Минобрнауки. Во-первых, церковь у нас отделена от государства, во-вторых, воспитательный процесс, если именно это определяет необходимость введения данного предмета, должен присутствовать во всех школьных дисциплинах. Философию религии, как и светской этики, можно изучать на уроках литературы, истории и даже биологии и физики. Трудно представить, как учитель на специальном уроке говорит: «А сейчас, дети, поговорим о доброте, терпимости и уважении к ближнему».

Кроме того, большое сомнение вызывает способность значительной части учителей изложить новый предмет так, чтобы он оправдал свое предназначение. Механически следовать учебнику – это всегда прямой путь к профанации.



- Почему, как Вам кажется, не получается диалога между министерством и педагогическим сообществом? Кто не готов к диалогу? Кто залил уши воском, как волшебник из шварцевской «Золушки»?

- Трудно сказать, в чем тут дело. То ли чиновники сами не уверены в собственной правоте и не знают, что делать в сложившейся ситуации, то ли не считают нужным тратить свое время на такие «мелочи»? Вполне вероятно также, что настоящие цели наших реформаторов далеки от провозглашенных некогда лозунгов.

Мне кажется, проблема состоит еще и в том, что необоснованно раздутые в последнее время административные структуры госучреждений (и Минобрнауки не исключение) стремятся любым способом оправдывать свое существование. Не секрет, что в госчиновники часто идут люди активные, но далеко не творческие. Отсюда проистекают многие наши беды, включая пресловутый ЕГЭ. Проще брать чужое, а затем объяснять издержки своей «деятельности» непредвиденными обстоятельствами.

А там, где действительно нужны перемены, о них никто и не думает. Весной перед поездкой в Москву на конференцию я зашла в одну из питерских школ и спросила, по каким учебникам русского языка они работают со старшеклассниками. Очень удивилась, узнав, что до сих пор в ходу учебник Бархударова, Крючкова и др., по которому мы учились более 30 лет назад. Используют еще относительно новый учебник Рыбченковой и Власенкова. Но там, как мне сказали, единственный плюс состоит в том, что больше времени уделяется разбору текстов. Большую часть учебного времени учителя работают с многочисленными пособиями к ЕГЭ, которые, скорее, предназначены для того, чтобы затыкать дыры.

Кажется, и денег на русский язык в нашей стране выделяют немало, а воз и ныне там. Концептуального подхода нет, представлений о том, каким должен быть современный учебник, нет. Топчемся на месте. В то же самое время «Институт стратегических исследований в образовании Российской академии образования» (даже в названии института содержится несколько ошибок!) выпускает многочисленные школьные программы сомнительного качества. С другой стороны, выделят деньги на создание нового учебника – они вновь растворятся без остатка среди бойких псевдореформаторов, и без каких бы то ни было значимых результатов.



- Мне известен не один случай, когда весьма средний по успехам ученик российской школы, оказавшись в европейской или американской школе, моментально становился выдающимся отличником. Может быть, не столь плохо наше среднее образование, чтобы ломать его до основания с оглядкой на западные образцы?

- Думаю, после завершения проводимой реформы с ситуацией, когда середнячок из российской школы стал отличником на Западе, мы уже вряд ли столкнемся. Все придет к унылым среднестатистическим европейским стандартам. Знаете, напрашивается сравнение: если в сталинскую эпоху талантливых людей устраняли физически на основании доносов и подметных писем, то система нашего образования будет делать это исподволь, т.е. более «цивилизованным» способом.



- Мир меняется чрезвычайно стремительно. Система же образования по природе своей консервативна. Как здесь найти разумный компромисс, чтобы школа соответствовала требованиям и вызовам современности и в то же время оставалась фундаментом классического образования?

- В России всегда была сильна система специализированных школ. Обучение в них было доведено до такого уровня, о котором многие западные страны не могли и мечтать. Моя школьная подруга, например, живет и работает в Израиле. Она создает и вводит в систему школьного образования специализированные программы по математике для одаренных учащихся. Причем делает это по классическим советским стандартам.

Вот и судите, как устроена наша система образования и чего нам ждать от нее в будущем. Израиль, который традиционно ориентируется на Америку, в вопросах образования обращается все же к советским методам обучения, а мы с маниакальным упорством стремимся разрушить их до основания.

После завершения процесса над участницами группы Pussy Riot некоторые журналисты назвали наше общество «людоедским». Гипербола, конечно. Ведь даже 60-е годы Ахматова называла «вегетарианскими», а уж их, судя по биографии Бродского, с сегодняшним днем было не сравнить. Мне же кажется, что наше время можно назвать либерально-идиотическим. Каждый, как в сумасшедшем доме, волен назначать себя кем хочет: кто – политзаключенным, кто – реформатором, кто – доктором наук, а кто – и академиком. Полная свобода самовыражения без малейшей тени сомнения в собственной адекватности.

Однако вот что странно: в те по-настоящему людоедские времена было кого уважать. Булгаков, Платонов, Ахматова, Мандельштам… Дух захватывает, когда начинаешь перечислять. «Три великих К» советской науки – академики Королев, Келдыш и Курчатов – тоже были частью той, ушедшей, эпохи. Где теперь те люди и та наука? Все растворилось в среднестатистических показателях и радужных отчетах об «успешном» освоении очередной партии выделяемых государством средств.

Нет, что бы ни говорили, сегодня нам есть о чем ностальгировать.

©  АРГУМЕНТЫ НЕДЕЛИ. Санкт-Петербург

Адрес страницы (для ссылок на эту статью): http://AN-Piter.ru/28270

 Добавить комментарий:
  Появится после проверки модератором. Не вводить повторно!

   Имя  
Email:   

//  Образование
  Три петербургских университета вошли в топ-5 российского рейтинга репутации вузов
  Кампус СПбГУ предложили строить в Тайцах
  Расправа над педагогом
  Петербургский учитель Илья Демаков стал абсолютным лауреатом конкурса Учитель года 2017
  Петербургские дети исполнят хоровую симфонию по мотивам сказки «Маленький принц»
  Оформляя сына в гимназию, петербурженка получила уголовное дело
  Астрономия возвращается в школьное расписание
  Европейский университет в Санкт-Петербурге лишился лицензии
  Масштабная реформа школьного образования в России началась с Петербурга
  Петербургская прокуратура начала проверку жалоб на орудующую в престижном лицее секту
  //  Видеосюжеты
За разруху и пожар в усадьбе Орловых-Денисовых ответит компания-арендатор
rtr.spb.ru 



//   Новости
  Культура // Завершился XXVIII международный фестиваль «Послание к человеку»
  Образование // Три петербургских университета вошли в топ-5 российского рейтинга репутации вузов
  Общество // Эрмитажный кот дошел до Смольного
  Экономика // Открытое метро свяжет север и юг города
  Город // В сентябре студенты смогут посещать Ботанический сад со скидкой
  Общество // В Петербурге скончался создатель музея «The Beatles»



    //  Ленинградская область
  Экономика // БИОЛОГИ И ПРИРОДООХРАННИКИ ПРОИГРАЛИ ВОЙНУ ЗА КУРГАЛЬСКИЙ ЗАКАЗНИК
  История // В Выборге нашли загадочную средневековую игру
  Досуг // В темно-синем лесу...
  История // Археологи нашли в Выборгском замке «Тайный дом»
  История // Тайна Большого Тютерса. На острове в Финском заливе обнаружен уникальный бункер
//   Объявления
  Работа  Инженер
100 000 р.25.05
  Работа  Геолог
100 000 р.25.05
  Работа  Руководитель группы
110 000 р.25.05
  Работа  Директор
110 000 р.25.05
  Работа  Специалист
120 000 р.25.05
//  Наука
РАН решила убрать астрономические наблюдения из Петербурга
1 июля (19 июня по старому стилю) исполняется 180 лет со дня подписания императором Николаем I указа об открытии Пулковской (Главной астрономической) обсерватории. К этой дате «Диалог» решил разобраться в ныне сложившейся ситуации вокруг этого научного учреждения.
//  Культура
  Любите ли вы театр... фотографировать?
Молодежный театр на Фонтанке при поддержке Комитета по культуре Санкт-Петербурга и Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области выступил с инициативой проведения конкурса театральной фотографии «Театр в объективе».
//  Культура
  Космическая одиссея страхового агента
//  Культура
  Время Малыщицкого
//  Общество
  «Поясни за шмот», или За что бьют подростков
Словосочетание «поясни за шмот» становится все более криминальным. В соцсетях одно за другим появляются сообщества «Паленый зашквар», «Паль или оригинал», «Фонд борьбы с палью», «Поясняем за шмот» и т. д.
//  Культура
Елена Бизина: «В хоре все зависит от педагога»
На протяжении пяти лет в нашем городе проводится масштабное хоровое состязание – Детско-юношеский хоровой чемпионат мира. О возникновении самой идеи чемпионата, о форме его проведения, результатах последнего, пятого по счету певческого соревнования хоров, о планах на будущее рассказывает директор Детско-юношеского хорового чемпионата мира, генеральный директор АНО Центр международного сотрудничества в области культуры «Интер Аспект» Елена Бизина.
//  Здоровье
  КАК СОХРАНИТЬ ДУШЕВНОЕ ЗДОРОВЬЕ?
Каждый седьмой россиянин нуждаются в психотерапевтической помощи
//  Точка зрения
  Как сиюминутная «злоба дня» разрушает инфраструктуру здравоохранения
//  Экономика
  Пекка Вильякайнен: Мы должны быть как китайцы — смотреть и копировать
//  Экономика
  ДЕЛО ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВАЖНОСТИ
На Балтийском строят арктический атомный и дизель-электрический флот России



©  AN-Piter.ru
©   ООО <Аргументы недели -
Санкт-Петербург>,
материалы с подписью <АН-Петербург>

Свободное использование в Интернет-пространстве текстов, фото и видеоматериалов, опубликованных с на этом сайте, допускается при условии обязательного размещения гиперссылки на источник публикации, точного воспроизведения используемых материалов. Использование материалов с подписью <АН-Петербург> в печатных СМИ допускается только с письменного разрешения редакции.
РЕКЛАМА +7 (951) 640-04-49


Редактор сайта: yprokofiev@yandex.ru